Главная » Растения » Женьшень

Наш белорусский женьшень

На своем журналистском веку я встречал много одиночек-женьшеневодов. Восхищался их мужеством, умением, терпением и трудолюбием. И вот недавно в Марьиной Горке я снова встретился с одним из таких одержимых самородков Василием Александровичем Борисовичем. И от него узнал историю, с которой хочу начать эту печальную повесть.

В свое время о наставнике-женьшеневоде Борисевиче слава соколом летела по нашей великой стране. О нем писали и белорусские, и московские газеты, о нем рассказывали и по радио, и по телевидению. И вот однажды весенним утром 1986 года в его дом постучали двое неизвестных. Когда познакомились, удивился старый женьшеневод, что к нему приехал сам директор совхоза «Минская овощная фабрика» Адольф Станиславович Кашевский и главный агроном совхоза Георгий Иванович Виолентий. Но еще больше обрадовался и возгордился Василий Александрович, когда узнал, что высокие гости приехали к нему не покупать корень жизни, а просить его оказать помощь в закладке промышленной плантации женьшеня в совхозе. Обрадовался он потому, что сам уже много лет мечтал о том, чтобы вывести женьшень на широкий простор на нашей белорусской земле.

И вот нашлись смелые люди, которые решили взяться за это святое дело. И Борисевич с радостью согласился помочь Георгию Виолентию саженцами и семенами женьшеня. Он сам побывал на участке, где решено было заложить плантацию, и показал работникам для начала, как правильно высаживать рассаду женьшеня...

Вот так случайно я узнал, как зарождалась первая в нашей республике и самая крупная в России и Европе промышленная плантация женьшеня. Так зарождался лекарственный сад, который сегодня носит имя его создателя Георгия Виолентия.

...Стою у массивных железных ворот. Рядом - сторожевая вышка. Узнав о цели нашего приезда, дежурный улыбнулся: «Сейчас подадим сигнал...» И тут же раздался тревожный вой сирены. Когда он утих, охранник пояснил: «Это наш условный сигнал. Ирина Константиновна знает: её ждут на проходной, и она должна подойти сюда...»

Стоим, ждем... Нет хозяйки... И снова тревожный зов сирены... Потом еще и еще... А хозяйки все нет и нет. Дежурный беспокоится: «Где-то далеко Ирина Константиновна... Сад ведь 18 гектаров занимает...» И дежурный, еще молодой мужчина, веселый по характеру человек, махнув рукой, разрешил нам переступить порог калитки, которая открывает путь в лекарственный сад Виолентия. «Что поделаешь - свои люди!»

Медленно идем по ухоженной дорожке. Чувствую, как тревожно стучит сердце. Почему? Наверное, потому, что впервые в жизни своими глазами вижу в таком количестве великое чудо природы. В защищенных от ветра под решетчатыми крышами ангарах - зеленое море разновозрастных растений женьшеня. Красиво! Величественно! Сказочное богатство! И первая мысль: «Сколько же сил и труда, терпения и воли вложили люди, чтобы создать эту красоту и приспособить это бесценное растение к условиям нашей природной среды».

Снова тревожно зовет сирена... И снова воцаряется тишина... Знаю, что создатель этого чудо-сада Георгий Виолентий недавно ушел из жизни в расцвете сил. Талантливый ученый-женьшеневод, работящий, беспокойный, он, как свеча в темноте, постоянно горел на работе. Одержимый и мужественный человек, он первым совершил на белорусской земле такой подвиг - заложил плантацию женьшеня на площади 6 гектаров. Да, это - подвиг!

Мало кто знает, как трудно вырастить корень жизни даже на маленькой грядке в огороде.

Но этот человек растил не только женьшень. Он высадил лекарственный сад из множества редких растений. В их числе элеутерококк, лимонник китайский, актинидия коломикта, аралия маньчжурская, десятки других редчайших и исчезающих трав, которые охраняются законом, - всего около двухсот видов.

И рядом с ним всегда была она, Ирина Константиновна, - жена, друг, советчик и помощник во всех его делах. Сегодня ей тяжело не только в работе. К этому она давно привыкла. А вот память! Как с ней быть? Если каждая грядка, каждый редкий цветок постоянно напоминают ей о нем, о самых счастливых днях их совместной работы.

Вот и сейчас, в первую минуту нашей встречи, она не выдержала, стоя у грядки цветущего пиона лекарственного, торопливо смахнула платком набежавшие непрошеные слезы: «Он сажал эти бесценные цветы...» Но эта красивая мужественная женщина быстро справилась со своей слабостью. Не стала прихорашиваться. «Какая есть - такая есть!».

И её состояние в эту минуту легко понять. Только она одна знает, сколько тягот и мучений перенес её муж, чтобы доказать, что женьшень можно выращивать на больших площадях в Беларуси. Самое трудное - это создание на промышленной плантации почти естественных условий для произрастания женьшеня. Специалисты знают, что от малейшего переувлажнения или пересыхания почвы женьшень впадает в сон порой на несколько лет или совсем погибает. Назойливое солнце или резкий ветер могут погубить нежный стебелек, дождь - подточить корни.

В то время многие, кто был рядом с ним, не верили, что женьшень приживется на таких площадях. А кое-кто просто советовал Виолентию отказаться от «безумства». Но разум, воля, терпение и трудолюбие этого человека взяли верх над маловерами.

Конечно же, промышленную плантацию женьшеня нельзя было создать только с помощью одиночек-женьшеневодов. Тогдашний директор совхоза Адольф Станиславович Кашевский и Георгий Иванович Виолентий пошли на очень большой риск. Они закупили на Дальнем Востоке 100 тысяч штук рассады и 30 килограммов семян женьшеня, из которых впоследствии удалось вырастить 600 тысяч штук растений женьшеня. Кстати, замечу, практики считают: если из ста растений женьшеня десять доживают до зрелости - это очень хорошо!.. В совхозе были затрачены большие материально-технические средства на обустройство лечебного сада.

- И уже в 1990 году, - рассказывает Ирина Константиновна, - мы выкопали первый урожай, взвесили - получилось полтонны. Скептиков стало меньше. Работа пошла еще веселей. В 1993 году было собрано 10 тонн, а в 1994 - 11 тонн свежего корня женьшеня!..

Да, это был подвиг! Трудовой подвиг на белорусской земле. За большой вклад в развитие женьшеневодства Георгию Ивановичу было присвоено звание «Заслуженный работник сельского хозяйства Республики Беларусь». Научно-методический центр при Тибердинском государственном заповеднике присвоил ему почетное звание «Наставник-женьшеневод».

Так к Георгию Виолентию пришла слава. Ему предлагали заняться наукой, но он отказался. Он гордился тем, что теперь на Беларуси есть свой женьшень. И готов был работать и работать на благо здоровья своего народа. Но судьба, как говорят, сделала крутой поворот. Создав крупнейшую в Европе плантацию женьшеня, которая стала национальной гордостью всей республики. Георгий Иванович скоро почувствовал, что труд его никому не нужен. Случилось странное и страшное: предприятия Беларуси не захотели организовать производство лекарственных препаратов из своего женьшеня. На складе совхоза скопилось много тонн сухого корня. Вы представляете - много тонн! А ведь несколько граммов женьшеня способны поддержать здоровье одного человека.

- Почему же было допущено такое преступление?

- Об этом можно было только догадываться. Кому-то выгодно закупать женьшень за границей. Кто-то на этом делает свой бизнес. И мы начали, как говорят, искать правду, пытаясь стучать в двери кабинетов высоких начальников. И достучались. В свое время на плантации женьшеня побывали бывший председатель Совмина В.Ф. Кебич и многие другие высокопоставленные чиновники. Но, как говорят, воз и ныне там...

И не выдержал Георгий Иванович испытания равнодушием власть имущих. Все, кто знал его близко, скоро заметили, как он начал терять оптимизм и веру в успех своего дела. Начало сдавать здоровье, потерял интерес к жизни. Так и сломался легкоранимый талантливый человек. Таков финал этой печальной повести...

Тяжело об этом вспоминать Ирине Константиновне. И я не хочу лишний раз тревожить её сердце. Спрашиваю:

- Каков сегодня лечебный сад Виолентия?

- Это и наша гордость, и наша боль. Сегодня на плантации женьшеня насчитывается более трех миллионов разновозрастных растений, которые размещаются на 6 гектарах. Наша плантация способна ежегодно давать до 2000 килограммов сухого корня. Каждый год мы выкапываем корень на одном гектаре и такую же площадь высаживаем рассадой. И через пять лет здесь будет готовый корень.

Ирина Константиновна Виолентий - нынешняя хозяйка первой в нашей республике и самой крупной в России и Европе промышленной плантации женьшеня.

Отрадно, что выращенный на нашей плантации женьшень исследован в Обнинском институте радиологии и Пятигорском фармацевтическом институте и получил весьма высокую оценку - и не только корень, но и лист, и плоды. Оказывается, все растение можно использовать в лекарственных целях.

Приятно и то, что нас признала Европа. Недавно общеевропейское жюри наградило Национальной премией наш проект под названием «Сохранение и дальнейшее развитие лекарственного сада Виолентия». Официально это звучит так: Европейская премия Генри Форда за сохранение культурного наследия и окружающей среды.

- Это - ваша радость и гордость?!

- Да, - улыбается Ирина Константиновна, - мы гордимся тем, что нас признали за границей, что усилия моего мужа не были напрасными. Теперь дело его общепризнано. И, думаю, оно будет жить, хотя без Георгия Ивановича нам очень трудно.

Сегодня мы помогаем всем желающим из нашей республики, России, Украины, Казахстана и других стран в приобретении семян и рассады женьшеня. Даем консультации по выращиванию женьшеня, а также предлагаем лучшие рецепты по использованию корня женьшеня в лечебных целях.

В совхозе открыта своя аптека, куда мы отправляем богатый ассортимент лекарственных трав. Готовим различные лечебные сборы. Там же приготавливаются лекарства из корня женьшеня. Но в очень малом количестве...

- А в чем же «ваша боль»?

- Все в том же, - горько вздыхает Ирина Константиновна, - женьшень не нужен белорусам...

- И где же выход?

- Если, не дай Бог, государство не поможет, то мы не сможем сохранить наш уникальный лекарственный сад, которому нет аналогов в мире.

- И все же я не понимаю: корень жизни сегодня в большом дефиците, его нельзя купить в аптеках, а вы говорите, что его не берут у вас...

- Как не горько в этом признаться, - с тяжелой грустью в голосе продолжает Ирина Константиновна, - но это так... А если и какую-то часть берут, то по очень низкой цене. И мы остаемся в убытке. Не можем расширять свою базу... Посмотрите в аптеках и разных киосках - везде продают всякого рода препараты якобы из женьшеня, привезенные из-за границы и широко разрекламированные. Не наше дело устанавливать их медицинскую ценность, хотя сомнения в этом есть у каждого понимающего человека... Ясно одно: кому-то хочется заполонить республику импортной сомнительного качества продукцией в свою же пользу:

- А где же ваше сырье, родное, белорусское?

- Лишь незначительные партии, да и то от случая к случаю, приобретают у нас Борисовский завод медпрепаратов, Минский винно-водочный завод «Кристалл» и некоторые другие потребители... Какое-то количество отдаем больным детям бесплатно, помогаем домам-интернатам, больным ветеранам войны и труда...

- Вы получаете тонны сухого корня женьшеня... Это же настоящий клад!

- Да, это бесценный клад, который дороже золота... И он так необходим для наших людей, особенно для районов, пострадавших от Чернобыльской катастрофы.

- И наша медицинская промышленность не может ради спасения своего народа срочно организовать производство действенных препаратов из женьшеня, чтобы поддержать здоровье больных?

- Увы! Этот вопрос мы задавали много и много раз... Наверное, кому-то выгодно, кому-то лучше, когда многие больные люди мучаются, не имея средств приобрести дорогостоящее заграничное лекарство из женьшеня и других лекарственных растений. А потому они и не спешат налаживать производство собственных лекарств из собственного сырья, которые во много раз дешевле и качественнее.

- Но где же выход?

- Ответ на этот вопрос надо искать в другом месте, - горько улыбается моя собеседница, - думаю, что без вмешательства Президента нам не выжить.

- Интересная ситуация складывается.

- Да, помните, как когда-то с нашими русскими сапожками, которые наши дамы стеснялись носить, пока их не надели заграничные модницы. Смешно! Не получится ли так с нашим женьшенем?.. Скоро мы начнем покупать его за границей.

- Ирина Константиновна, а если бы нашелся наш, слишком любознательный обыватель и спросил у вас: что вы привязались к этому женьшеню, что в нем хорошего?

Моя собеседница улыбается:

- Разумеется, женьшень - не панацея от всех бед и болезней. Но пока человечество не нашло ничего лучшего... Сегодня «корень жизни» - король народной медицины... И надобно знать, что женьшень рекомендуется применять каждому, кто достиг 40-летнего возраста, как тонизирующее, укрепляющее, возбуждающее средство, оздоровляющее организм, продлевающее жизнь и активную трудовую деятельность... Ученые установили, что на сегодняшний день из всех лечебных средств только женьшень способен в какой-то мере защитить человека от пагубного влияния радиации. Только он может вывести из организма тяжелые металлы - стронций, цезий... Женьшень нужен сегодня всем живущим, особенно детям... Только женьшень способен предостеречь нас от вырождения, уродства, дебильности... Громко сказано. Но это - так!

- И чего же вы хотите от государства?

- Прежде всего моральной и материальной поддержки. Нужна конкретная государственная программа по сохранению и развитию нашего уникального лекарственного сада. Мы очень хотели бы, чтобы наш сад был преобразован в первую белорусскую опытную станцию по охране природы. Ведь мы этим и занимаемся каждый день. И нам сегодня нужен транспорт высокой проходимости. Мы взяли на себя еще одну непосильную задачу - боремся за сохранение всех исчезающих видов лекарственных растений. Более того, мы начали высаживать женьшень в лесных массивах.

Более пятидесяти человек работают в саду Виолентия. И все понимают важность того, что им выпало делать.

Спасаем нашу уникальную природу. Только в нашем саду сегодня можно встретить ценнейшие лекарственные растения, травы и цветы, которых нигде на белорусской земле уже нет.

- Сколько людей работает в саду?

- Более пятидесяти... Работы много. Однако никто не спешит бросать любимое дело. Все понимают важность того, что им выпало делать.

Слушаю горький рассказ этой скромной и мужественной женщины, которая своим усердным трудом познала все секреты выращивания женьшеня, как и её муж, добилась присвоения почетного звания «Наставник-женьшеневод», и задаю себе вопросы... И прежде всего самый главный вопрос: как могло случиться, что вот уже восемь лет и бывший директор совхоза Адольф Кашевский и нынешний - Константин Бируля не могут доказать власть придержащим чиновникам, что Георгий Виолентий совершил подвиг, внедрив промышленное производство женьшеня в Республике Беларусь.

Как известно, за годы, прошедшие со дня Чернобыльской катастрофы, в мире не найдено никаких новых защитных мер, способных противостоять малым дозам радиации, в сфере действия которой оказалось почти все население Беларуси. За этот срок ветры, дожди, пожары, насекомые, звери и люди разнесли радионуклиды почти по всей территории республики. И сейчас трудно решить, где их больше, а где их меньше. Плохо сейчас везде. Так считают ученые.

Спасать население Беларуси нужно повсеместно. Это особенно очевидно, если вспомнить утверждение Президента Белорусского республиканского фонда защиты жизни, заслуженного деятеля науки республики, академика Международной академии экологии, профессора М.Д. Тавловского. Оно звучит, как колокола Хатыни... Ученый утверждает, что к двухтысячному году каждый второй белорус будет страдать от онкозаболеваний нас останется только 10 миллионов, а к 2105 году, при сохранении нынешней тенденции к росту смертности, территория республики опустеет.

Как будет на самом деле - не нам судить! На этот вопрос нашим потомкам ответит только время, только история. Но как спасти, как поддержать здоровье ныне живущих и грядущих поколений - это задача сегодняшнего дня.

Как уже отмечалось, наш белорусский женьшень по своим лечебным качествам ничем не уступает, а в некоторых случаях и превосходит женьшень, произрастающий в Приморье, Корее, Китае, Японии, США. При создании для него необходимых условий женьшень на Беларуси растет даже лучше, чем там, откуда он был завезен. По содержанию биологически активных веществ белорусский женьшень превосходит женьшень приморский.

Вот за это мы и должны поклониться трудовому подвигу, который совершил Георгий Иванович Виолентий, первым доказавший на практике, что женьшень может расти на нашей земле. Поклонимся его таланту, трудолюбию, терпению и мужеству!

В минуту прощания жена его Ирина Константиновна, дочь Наталья и друзья поклялись у гроба что никогда не допустят, чтобы запустел лекарственный сад Виолентия, и продолжат его дело.

Так и должно быть!

И пусть потомки наши скажут нам спасибо за спасение природы и сохранение жизни на нашей многострадальной земле.

И. Федоров.

Другие статьи на эту тему читайте здесь.

Понравилась ли статья? Оцените содержание материала
Увидеть, как её уже оценили можно тут

Садовые растения: АбрикосАвокадоАйваАктинидияАлычаАрбузБоярышникБрусникаВиноградВишняГолубика
ГрушаЕжевикаЖеньшеньЖимолостьИнжирКалинаКизилКлюкваКрасная смородинаКрыжовникЛимонникЛох
МалинаМожжевельникОблепихаОрехиПерсикРябинаСадовая земляникаСливыХурмаЧайЧерешня
ЧерёмухаЧерникаЧёрная смородинаШелковицаШиповникЯблони и яблоки